Лекция 3
Статьи о банковском деле и кредитовании / Банки (курс лекций) / Лекция 3
Страница 39

НБК жестко подчинен Госсовету Китая и все наиболее важ­ные решения в области денежно-кредитной политики принимает лишь с его одобрения. НБК формирует денежную политику и пред­ставляет на одобрение Госсовета предложения в области регули­рования денежной массы, валютного курса и процентных ставок, которые, как правило, принимаются. По заявлению председателя

Народного банка Китая, решения по установлению процентных ставок принимаются им единолично, и обычно только один или два человека в центральном банке, кроме него, заранее осведом­лены. В этих решениях отражаются не только потребности финан­сового рынка, но и положение в различных секторах экономики, прежде всего в государственном. Так, например, в 1996 году НБК дважды прибегал к снижению процентных ставок, облегчая поло­жение испытывающих кризис госпредприятий и одновременно уменьшая прибыли госбанков. Теоретически государство устанав­ливает значительные маржи между ставками по кредитам и вкла­дам, что в принципе должно обеспечивать банкам солидную при­быль и невозникновение процентных рисков. Однако разграниче­ние кредитов по целям и срокам, а также отсутствие у государ­ственных предприятий стимулов к получению прибыли ведут к ухудшению качества кредитных портфелей банков и быстрому росту дебиторской задолженности. В результате Центробанк был даже вынужден создать специальный компенсационный фонд для ока­зания помощи госбанкам, предоставлявшим госпредприятиям льготные кредиты. В будущем выделение льготных кредитов пла­нируется прекратить.

Имея столь неэффективную, на первый взгляд, финансовую систему, ЦБ Китая , тем не менее, достиг замечательных успехов в сдерживании инфляции в условиях бурного экономического ро­ста. ВВП в 1992—1997 годах рос на 12% в год при среднегодовой инфляции в 13%. Теоретически следующим этапом реформы фи­нансовой системы Китая должно было бы стать введение полной конвертации юаня. Но этому помешал разразившийся мировой финансовый кризис.

Однако ЦБ ещё далеко не полностью наделен полномочиями самостоятельного учреждения, а банковская система слишком слаба, чтобы справиться с потоком иностранных инвестиций, который должен резко увеличиться в случае перехода к полной конвертации национальной валюты. Крупные китайские банки все ещё остаются, в основном, каналами финансирования убыточно­го госсектора, и ЦБ не располагает адекватной системой надзора, которая могла бы обеспечить контроль за потоками капитала. Кро­ме того, даже в нынешних условиях многие китайские фирмы за­нимаются по фиктивным экспортным документам контрабандой капитала, который потом используется для спекулятивных опера­ций на фондовых и фьючерсных рынках. В связи с этим, несмотря на неуклонное укрепление национальной валюты, Китай пока не

вводит полную конвертацию юаня. Китайское руководство плани­рует предпринять этот шаг только после реализации серии мер, направленных на уменьшение зависимости госпредприятий от го­сударственных субсидий, перевод банковского сектора на ком­мерческую основу и более совершенное регулирование фондового рынка. Эти реформы, известные как «переход к социалистической рыночной экономике», должны завершиться к 2010 году.

Вместе с тем в политике НБ Китая всё же прослеживается последовательное стремление к постепенному введению конвер­тируемости юаня. С марта 1996 года национальная валюта начала конвертироваться в четырех экспериментальных центрах: Шанхайе, Шэньгжене, Даляне и провинции Ченьсу. С 1 июля 1996 года ино­странные компании могут покупать твердо конвертируемую валю­ту в любом китайском банке, в то время как до этого они могли купить валюту на так называемых «обменных рынках», где всегда ощущался дефицит то долларов, то юаней. Кроме того, иностран­ные инвесторы получили возможность репатриировать прибыль при условии предъявления справки о полученных дивидендах. Но пока ограничения сняты лишь в области совершения текущих опе­раций.

Серьезные проблемы возникли у Китая в 1997 году в связи с девальвацией валют соседних азиатских стран. Опасность укрепле­ния собственной валюты для Китая заключалась в том, что оно подрывало конкурентоспособность китайских товаров и, следова­тельно, замедляло экономический рост (свыше 11% экспорта Ки­тая приходится именно на эти страны, которые к тому же являют­ся его прямыми конкурентами на нескольких рынках). На фоне девальвации валют соседних стран китайский юань, связанный с гонконгским долларом, курс которого искусственно защищен привязкой к доллару США и завышенными процентными ставка­ми, медленно, но верно рос из-за высокого спроса на него на внутреннем рынке. Вследствие противоречия этой тенденции с интересами национальной экономики НБК ежедневно был вы­нужден скупать на валютных рынках до 100 млн долларов. Вместе с тем девальвация юаня неизбежно должна была привести к даль­нейшему увеличению положительного сальдо внешнеторгового баланса по отношению к США (а в 1997 году оно достигло 44 млрд долларов). Вследствие этого могла начаться торговая война между Вашингтоном и Пекином. Но неблагоприятные события финансового кризиса, затронувшего и Китай, привели к тому, что юань все-таки был девальвирован.

Страницы: 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Смотрите также

Банковские риски
  В  условиях  перехода  российского  хозяйства  к  рыночной  экономике  и  оживления  конкуренции  в  банковской сфере  руководство  любого  банка  понимает,  что  банковской  деят ...

Банковский, комерческий, товарный кредит: общее и особенное
Кредитно-финансовая система – одна из важнейших и неотъемлемых структур рыночной экономики. Развитие банковской системы и товарного производства  исторически шло параллельно и тесно перепле ...

Денежное обращение
Анализ динамики основных макроэкономических показателей за последние годы реформ (с оценкой уровня благосостояния) показывает, что обеспечить экономический рост невозможно без решения пробл ...